Прощай Турция! Рассказ о неудавшемся переходе из Мармариса на остров Кекова Путешествия по воде Страница 2 из 4 21 сентября, понедельник   Утром пытались поднять парус. Но прогноз погоды, полученный в Мармарисе, сбывается: вчера и сегодня должно быть тихо, а вот завтра с запада нас догонит «страшная» буря с грозой и восточным ветром аж 5-6 бал катер, лодка, винт, яхта, лодочный мотор, подвесной, двигатель, тахометр, мотопутешествие, мототуризм, видеомонтаж,
5 1 1 1 1 1 Рейтинг: 5.00 (1 Голос)

Оглавление:

21 сентября, понедельник

  Утром пытались поднять парус. Но прогноз погоды, полученный в Мармарисе, сбывается: вчера и сегодня должно быть тихо, а вот завтра с запада нас догонит «страшная» буря с грозой и восточным ветром аж 5-6 баллов по Бофорту (20-26 узлов) – это же прекрасно!

  Жарко. Купаемся в безбрежном (- почти. Берег скрыт дымкой) и бездонном (совсем) море. Парит к дождю. Тарахтит мотор. Экипаж слушает лекцию Майкла Кремо «Деволюция человека» и шумно дискутирует на научно-популярные темы. К вечеру собираются симпатичные облака и наконец-то скрывают нас благодатной тенью от солнца. Вот появляются и живописные тучи. Мы успеваем засветло поужинать. Ел даже Слава, который обычно в первые дни похода морит себя голодом из-за тошноты.

  Наступает ночь. За штурвалом Вадим. Идём недалеко от берега: до материка около 10 миль, хорошо видны огоньки городка Каш, острова Меис (он же Мейисте, он же Кастелоризон), а потом и маяк острова Стронгили. Слава ложится спать в кокпите и через час встаёт бодрым к штурвалу. Появляется встречный ветер 12 – 15 узлов. Слава пробует поднять паруса, лавировать, чтобы продолжить наш путь на юго-восток, но заниматься лавировкой показалось неинтересным.

  Он озаботился другим: эти милые беззвучно полыхающие молниями тучки появились теперь с кормы и быстро приближаются. Вызывается Вадим для съёмки природного феномена и подготовки судна к шторму: прибирается звенящее в каютах, задраиваются люки, застёгивается чехол грота. И вот эти тихие полыхающие монстры, пришедшие с запада (их раскаты уносил встречный восточный ветер), подошли к нам близко.

  «Мыслимое ли дело, чтобы гроза двигалась против ветра?»- простодушно недоумевал Слава. Тут капитана осенило, что судно находится в большой опасности: ведь до берега (острова Меис и материк) всего 5 – 10 миль, а куда понесёт буря – неизвестно. Он разворачивает яхту назад и ложится в дрейф, чтобы не спорить с усилившимся до 15-20 узлов ветром, а использовать его, подняв маленький штормовой стакселёк. Потом он соображает, что пора запустить мотор и удирать от берега во все лопатки. Самой большой опасностью представлялся дождь. Ведь наверняка рулевому придётся промокнуть до нитки.

  И вот буря наносит удар. Ветер меняет направление и усиливается: 30, потом 40, потом 50 узлов. Кругом тьма, потоки воды, свист ветра и бурление. Дождь и громыхание молний уходят на второй план: на первом – большая беда: лодка не слушается руля и поворачивает на скалы берега. Страшный ветер в 50 узлов дует прямо с моря на берег и мы дрейфуем вместе с ним в положении фордевинд – ЗРЯ ПОДНЯТ СТАКСЕЛЁК !!! Рассмотреть, насколько велик был стакселёк (вероятно, не больше метра по нижней шкаторине) и убрать его не было никакой возможности.

  Единственным источником информации о направлении осталось волшебное окошко картплоттера. Слава вывернул штурвал до упора. Вот лодка ушла с гибельного направления, но, описав круг, картинка на картплоттере перед носом рулевого опять показывает маленькую чёрную лодку, которую бешеный ветер и собственный мотор на полном ходу несут на яркие жёлтые скалы острова Меис.

  «Вот и всё. Это смерть,»- подумал Слава, - «мы с Николаичем – старые пердуны. А у Вадима маленькая дочка и молодая жена…» Слава упорно жал на штурвал, пытаясь идти прежним или противоположным курсом вдоль берега, не понимая, что ветер дует ПЕРПЕНДИКУЛЯРНО БЕРЕГУ. Лодка описывала круг за кругом. Картплоттер несколько раз отключался и наша чёрная лодка исчезала при этом с картинки.

  Слава стал рассуждать: «Вот жёлтая суша. Она должна быть сверху, т.е. на севере. Иди на юг! Держи курс 180º по КОМПАСУ!» Он останавливает вращение лодки на 180º. Странное дело, но именно этот курс лодка держит лучше всего, она почти не сваливается с него во вращение, если быть постоянно начеку. Смерть отпускает нас!

  Словно почуяв эту новость, из каюты стали выбираться матросы. Слава поначалу шипел на них: «Прячьтесь! Зачем мокнуть?» , но его верные друзья не желали оставаться пассажирами. «Что делать?» - настойчиво спрашивал Николаич. Слава командует одеть обвязки, спасжилеты и лезть проверить грот.

  Краем глаза он заметил, что грот вылезает из-под замка чехла – эту проблему и предстояло изучить матросам. Слава, вцепившись в штурвал, уткнулся в компас и замер, как зачарованный, и только непрерывно бубнил: «Добавить. Добавить». Или «Убавь,» - это об азимуте, который нужно было удерживать на 180º. Посреди этой заварухи он почувствовал, что его начинает тошнить. Плавные сильные спазмы желудка даже производили согревающий эффект на фоне охлаждения в промокшей одежде.

  Сменить его было некому, чтобы не терять спасительный курс. Выяснилось, что замок чехла грота разошёлся и грот частично растрепался/вылез наружу, хотя верхний угол оставался зафиксированным фалом (бывает и такое! Готовясь встретить непогоду, хорошо было бы зафиксировать замок чехла грота шкертиком). Матросы, взяв шкертики (короткие концы), полезли подвязывать грот к гику. Зная, что ялик – это слабое место яхты в непогоду, матросы слазили на нос и доложили, что ялик на месте (приятная неожиданность!). Через пару часов ветер и дождь стали стихать, можно убавить обороты двигателя…

  Проходит всё. Прошла и эта ночь.

22 сентября, вторник

  К утру дождь прекратился. Как будто после гибели «Куша» местность укрыта белым саваном облачности. Всё серо, как настроение Славы. Он теперь может совершенно свободно свешиваться за борт по нужде – хотя зачем это делать, если внутри ничего нет? Когда небо немного прояснилось и туманная дымка улетучилась, то показались далёкие горы на берегу.

  Странное дело, но ни вчера, ни сегодня мы не видели ни одной яхты – неужели все знали прогноз? Или просто сюда никто не ходит? Нам встречались только грузовые суда и паромы. Стали осматривать лодку после шторма. Чехол грота цел. А вот бимини (тент над кокпитом) повреждён сильно: замок разорван и тент нужно снимать.

  Мы почти достигли нашей цели – острова Кекова, но сейчас держим курс обратно в Мармарис. Зачем нам Кекова в такую погоду? Лучше использовать сильный ветер в качестве попутного.

  К вечеру дует ветер 40-50 узлов . Без парусов, без бимини, выбросив с кормы плавучий якорь из трёх частей: канат «с борта на борт», канатная бухта, 4 метра якорной цепи, - мы имеем скорость 5 узлов при бакштаге. Нас поливают волны дождя. Рулевые Слава и Вадим сидят на корме, закутавшись в тент бимини и рулят, сменяя друг друга. И вчера, и сегодня сказывалась оборотная (на сей раз позитивная) сторона близости берега: не было больших волн. Старались подставлять самым высоким из них не борт, а корму – но это только для спасения от брызг. Волны были очень пологими и миролюбивыми – мы не получили ни одного сильного удара.

  Достигнув к ночи траверза аэропорта Даламан, мы поменяли галс и скорость упала ниже 1 узла, а порой до 0. Волны исчезли совсем. Несколько часов стояли, еле двигаясь вперёд, смотрели на огни взлётной полосы, на огни самолётов, слушали шум дождя и свист ветра, который стал стихать до 20-35 узлов. Кутались в промокший тент, который постоянно сползал, и согревались в мокрой одежде, которая всё-таки грела. Нашей задачей было подойти к причалу в Мармарисе не слишком рано, а при свете утра.

  «Хорошо сидим,» - сказал Слава, - «спокойное место».

  «Да-а-а. А поспокойнее найти нельзя?» - ответил Вадим и они дружно заржали. Где-то далеко впереди между нами и берегом несколько яхт пронеслись под штормовыми парусами поперечным курсом в сторону Мармариса. Когда мы подползли к этой линии, то сменили галс и побежали туда же со скоростью 4-5 узлов.

  Ночь подходит к концу. Вадим спустился в каюту поспать. Когда дождь притих, на палубу поднялся Николаич. Ветер слабел, и мы подняли штормовой стаксель, а потом увеличивали его всё больше и больше. Николаич имеет проблемы со зрением, но в этом походе он не раз становился к штурвалу и рулил, ориентируясь на ветер. Вот и теперь он встал к рулю. Слава смог поднять «плавучие якоря» и прибраться в кокпите. Показались огни Мармариса.

  Светало. От бессонных ночей у Славы пару раз подкашивались ноги (это когда колени на миг расслабляются и ноги начинают непроизвольно сгибаться) и один раз он видел, как по палубе пробежал симпатичный чёрно-серый ягдтерьер.

  Вот так, подгоняемые то ветерком, то дождиком, ясным утром мы подошли к ставшему таким желанным причалу «Альбатрос марины» в Мармарисе. Наступил переменно-солнечный день, который высушил наше барахлишко и согрел наши души.

Добавить комментарий

  Вы можете безопасно авторизоваься с помощью любимой социальной сети:

         


Защитный код
Обновить